Опрос

В метро запустили тематические поезда, посвященные Дальнему Востоку и универсиаде 2019 года. А как вы относитесь к необычным составам в подземке?

Загрузка ... Загрузка ...

Опросы

Какой вы видите последнюю страницу печатной газеты «Москва.Центр»?

Загрузка ... Загрузка ...
Полезные ссылки

Рокоссовский назвал ее хулиганкой

20 декабря 2016 года. Нина Молева
20 декабря 2016 года. Нина Молева
20 декабря 2016 года. Нина Молева
20 декабря 2016 года. Нина Молева

Жительница Арбата Нина Молева во время Великой Отечественной войны служила разведчицей

Нина Михайловна Молева - участница битвы под Москвой, старший лейтенант армейской разведки, заместитель начальника театрально-зрелищной бригады в составе 2-го Белорусского фронта. Вместе с армией прошла путь от Москвы до Кенигсберга.

Мы встретились в ее квартире на Никитском бульваре. Хотя правильнее сказать - в музее. Стены двух комнат сверху донизу покрыты полотнами кисти Рембрандта, Тициана, Леонардо. Это коллекция семьи ее мужа, российского художника Элия Белютина, который умер несколько лет назад.

- Коллекцию я завещала государству. Надеюсь, люди смогут увидеть эти картины в одном из музеев Москвы. Здесь есть уникальные произведения, - голос за спиной прерывает мои размышления. - Разрешите представиться, старший лейтенант армейской разведки Нина Молева.

Передо мной - невысокая хрупкая пожилая дама, в глазах которой я вижу озорную улыбку.

- Ну, начнем? - предлагает Нина Михайловна. - Воспоминания будут нелегкими...

В 1941 году я была председателем актива школьников Москвы. Училась в 8-м классе, когда началась война. Помню, что 22 июня через два часа после объявления войны меня попросили выступить на Центральной радиостанции Коминтерна перед школьниками Москвы и СССР. Женщина, которая меня сопровождала, сказала: «Просто говори о своих впечатлениях. Ты не знаешь, что такое война, но и мы тоже этого не знаем».

Нина Михайловна иногда переслушивает ту запись: «Ребята, у нас было очень яркое, веселое детство. Счастливая, беззаботная жизнь. Все это немцы хотят отнять. Да, нас будут защищать старшие, но мы должны им помочь. Без нас им не справиться...»

- После того выступления я отправилась в Большой Котловский переулок, где располагался госпиталь. У меня был значок «Готов к санитарной обороне», но записывать в санитарки меня не хотели — не исполнилось 16 лет. Но я не растерялась: «Ведь вы только что слушали меня по радио!»

Так Нина Михайловна стала операционной сестрой.

Во время битвы за Москву раненых привозили сотнями. Нина сутками пропадала в госпитале. В декабре ей исполнилось 16 лет, и в ЦК ВЛКСМ ей предложили стать заместителем начальника театрально-зрелищной бригады.

- Меня выбрали не просто так. Я занималась в Щукинском училище, вела правительственные концерты в Кремле, в Большом театре, - вспоминает Нина Михайловна.

До 1943 года Молева со своей бригадой давала представления недалеко от Москвы. А в 43-м артистов включили в состав 2-го Белорусского фронта, с которым они добрались до Кенигсберга.

- Когда мы подошли к областям, где жили поляки, я предложила замполиту штаба выступать перед ними и на польском, - вспоминает Нина Михайловна. - Дело в том, что я успела поступить в МГУ на филфак, заочно. Читала книги и учила языки в дороге, когда наша бригада ездила с концертами.

А однажды Нину вызвали к Константину Рокоссовскому, командующему 2-го Белорусского фронта. Он проверил ее знания польского, узнал, что девушка еще блестяще разговаривает по-немецки, и судьба Нины была решена. Она стала разведчицей.

Благодаря ее разведданным удалось спасти от уничтожения два польских городка. За это Молевой вручили высшую военную награду Польши - золотой Офицерский крест.

В 1945-м война закончилась. После парада на Красной площади представителей всех фронтов собрали в Георгиевском зале. Среди них, по предложению Рокоссовского, была и Нина.

- Сталин подходил ко всем, пожимал руки. Очередь дошла и до меня. Отвечая на его вопрос, я обратилась к нему по имени-отчеству. А в военное время это было недопустимо, - рассказывает Нина Михайловна. - Но Сталин никак не отреагировал, а вот Рокоссовский принялся меня отчитывать. Но я ответила, что война для меня закончена. Сама себя мобилизовала, сама себя и демобилизую! «Ну и хулиганка же ты!» - воскликнул тогда Рокоссовский.

Новости партнеров