Опрос

В России 12 ноября отмечают экологический праздник «Синичкин день». В честь этого по всей стране для птиц делают скворечники. А какую вы бы соорудили конструкцию для пернатых?

Загрузка ... Загрузка ...

Видео

Торжественное открытие фестиваля «Зодчество`19» состоялось в Москве

Полезные ссылки

Смысла больше, ругательств меньше

30 апреля 2019 года. Муниципальный депутат Олег Эстон показывает корреспондентке «МЦ» Наталье Науменко одну из вандальных надписей на заборе в Мрузовском переулке: «Твоя боль — моя» — гласит многозначительная фраза. Фото: Началия Нечаева
30 апреля 2019 года. Муниципальный депутат Олег Эстон показывает корреспондентке «МЦ» Наталье Науменко одну из вандальных надписей на заборе в Мрузовском переулке: «Твоя боль — моя» — гласит многозначительная фраза. Фото: Началия Нечаева
30 апреля 2019 года. Муниципальный депутат Олег Эстон показывает корреспондентке «МЦ» Наталье Науменко одну из вандальных надписей на заборе в Мрузовском переулке: «Твоя боль — моя» — гласит многозначительная фраза. Фото: Началия Нечаева
30 апреля 2019 года. Муниципальный депутат Олег Эстон показывает корреспондентке «МЦ» Наталье Науменко одну из вандальных надписей на заборе в Мрузовском
переулке: «Твоя боль — моя» — гласит многозначительная фраза. Фото: Началия Нечаева

Благоустройство центра столицы коснулось и такого элемента наших дворов, как заборы: они стали элегантнее, изящнее. Для «назаборных» надписей почти не осталось места. А те, что есть, безжалостно закрашивают городские службы. Но надписи появляются снова и снова. Правда, сильно изменились за последние годы. Кто и зачем рисует сегодня на заборах — разбиралась корреспондент «МЦ» Наталья Науменко.

Процесс масштабной реконструкции заборов в Москве начался около 10 лет назад. Сегодня редко где встретишь глухие, в несколько метров ограждения. Возможно, поэтому образцов вандализма становится все меньше.

— К такой форме самореализации прибегают обычно подростки, — оправдывает любителей уличных изречений психолог, психотерапевт Николай Захарченко. — Первая причина — в семье. Скорее всего, дома дети стеснены строгими условиями воспитания. И протестные реакции выливаются на улицы. Отдельная тема — подростковая обида на весь свет, когда они чувствуют недооцененность. Им хочется проявить себя как состоявшимся личностям.

Больше всего недовольства у москвичей вызывают «художества» в чистых подъездах и лифтах. Коммунальщикам приходится постоянно закрашивать их. Захарченко объясняет такое поведение глубокой обидой, что у кого-то есть все, а у кого-то и малой толики того нет...

Посмотреть, как выражает себя современное поколение в настенной и «назаборной» графике в центре столицы и действительно ли нецензурщины стало меньше, корреспондент «МЦ» отправилась вместе с Олегом Эстоном: заслуженный тренер России по косики карате, он уже более 20 лет воспитывает подрастающее поколение, и ему во многом понятны душевные метаморфозы молодежи.

Идем по Бауманской улице. Расписанных заборов осталось не так уж и много. Но таланты не перевелись. Практически сразу за Пушкинской школой тянется гофрированное металлическое ограждение. Масштабная надпись, начертанная латинскими буквами, почти не видна(коммунальные службы постарались ее затереть). Похоже, это цитата из какой-то западной рок-композиции.

А рядом на стене трансформаторной будки кто-то пытался рассказать о своей скорби по безвременно ушедшим звездам эстрады. Но службы ЖКХ и этот горестный выдох почти забелили. Полюбоваться разнообразием палитры творчества юных Эстон предлагает возле Курского вокзала.

— В школах последние 10 лет увлекались новой идеологией, — делится своими впечатлениями Олег. — Словно бы ученики приходят в школу как потребители.

То есть была попытка сменить курс с морально-нравственных ориентиров на товарно-денежные отношения. На миропонимании детей эта политика отразилась во многом разрушительно. Даже среди моих спортсменов, например, общественная нагрузка воспринимается как нечто неприемлемое. Они так и говорят: припахали, и не сумел отказаться — значит, «лох». В их головах прочно засела коммерческая оценка всего и всех.

Словно в подтверждение слов Олега, на стене тоннеля, в который ныряет Верхняя Сыромятническая улица, из темноты проступает многоцветная надпись о «свободе продажи интеллекта». Еще десяток шагов — и мы оказываемся в пространстве урбанистического искусства, выполненного в стиле геометрического абстракционизма. Многозначительные надписи вписаны в нагромождение сочных многоцветных квадратов. Дольше всего мое внимание удерживает сюрреалистичный силуэт человека и надпись над ним: «Твоя боль — моя». Это уже на каменном обрамлении Мрузовского переулка. Конечно, мне хочется услышать что-то позитивное, оправдывающее нашу молодежь.

— Хорошо, что в последнее время все-таки делают попытки вернуться к традиционной системе образования, — говорит Олег. — Мой сын учится в первом классе. У них проводятся уникальные «Карбышевские чтения», встречи с ветеранами, воинами-интернационалистами… Есть ребята, для которых не все еще потеряно.

Но что нас с депутатом более всего поражает в нашей импровизированной экскурсии, так это отсутствие надписей с использованием ненормативной лексики. Может быть, городская молодежная культура дала новые, непонятые пока многими нравственные ростки?

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Дмитрий Башаров, глава управы Мещанского района:

— Чистые стены, заборы дисциплинируют. Так, в Мещанском районе были отремонтированы фасады зданий, и несанкционированные объявления почти исчезли. Сегодня любители порисовать маркером или баллончиком выбирают для этого более подходящие поверхности. Но не скрою — городские службы без работы не остались. Им по-прежнему ежедневно приходится закрашивать вандальные надписи. Напомню, чистота — все-таки общая ответственность, и горожан, и коммунальных служб.

Новости партнеров